Бокс

Главный эксперт по стероидам рассказывает, как Канело и другие звёзды могут обманывать допинг-тестирование

Виктор Конте — в прошлом басист Tower of Power; главный эксперт по тому, как обойти систему допинг-тестирования, а сейчас директор компаний [BALCO и SNAC] по производству спортивных добавок. На сегодняшний день продолжает свою деятельность только в SNAC.

В 2002 году властями США началось изучение деятельности компании BALCO на предмет поставок запрещённых препаратов профессиональным атлетам. По результатам проверки на Виктора было заведено уголовное дело, вследствие которого он был приговорён к 4-м месяцам тюремного заключения.

Стероидный гений — так называют Виктора Конте, которому принадлежит высказывание «Я знаю, как обойти совершенно любой допинг-тест». Но это, по словам Виктора, осталось в далёком прошлом.

В 2011 году Конте вернулся в игру со своим новым детищем — SNAC Nutrition (Научный подход к добавкам для улучшения выносливости. — Прим. пер.).

В списке бывших и текущих клиентов SNAC числятся следующие имена: Заб Джуда, Андре Уорд, Нонито Донейр, Андре Берто, Калеб Плант, Майки Гарсия, Иван Редкач, Девин Хейни, Деметриус Андрейд, Дэниел Джейкобс, Шон Портер, Хосесито Лопес, Джулиан Уильямс, Шакур Стивенсон и Теренс Кроуфорд.

Совсем недавно Конте присутствовал на пресс-конференции к бою Хейни и Диаса, где побеседовал с репортёром FightHype о допинговой обстановке в мире бокса.

А именно, Конте попытался подробнее объяснить, почему Канело не виновен в проваленном допинг-тесте на кленбутерол, а его одноклубник Оскар Вальдес — воспользовался серьёзным веществом под названием Фентермин.

«Фентермин называется это вещество. Стимулятор амфетаминного ряда. Обладает очень сильным эффектом. Да, Вы всё верно расслышали. Амфетаминного. Последствия его употребления представляют настоящую опасность. Что касается эффекта, то — оно влияет на частоту сердцебиения, а это уже является преимуществом над соперником, потому что сердце начинает быстрее гонять кровь по организму; стимулирует работу центральной нервной системы, поэтому на быстроте реакции это тоже отражается. Но есть серьёзные риски. И ещё это вещество в значительной степени способствует снижению веса. Именно этой субстанцией я снабжал спортсменов из NFL во времена работы в BALCO. Так же, как и некоторым игрокам Окленд Рейдерс (бейсбольная команла. — Прим.ред.) я поставлял Adipex-P -это название лекарства, основное действующее вещество которого — фентермин. Это самый настоящий препарат стероидной группы, хотя некоторые считают по-другому, но на самом деле этот препарат увеличивает скоростно-силовые показатели спортсмена».

«Я защищаю Вас как могу, когда представляется такая возможность, ведь у всех людей разное мнение по поводу Вашей истории. Но правильно ли я понимаю, что пока ещё ни один спортсмен, сотрудничающий с Вашей компанией SNAC, не попадался на употреблении запрещённых препаратов? Ни один атлет не попадался, за исключением Вилли Монро, но позже Вы выступили с заявлением…»

«Можно сказать, что ни один. К исключениям можно отнести двух спортсменов. Андре Берто — с ним мы не виделись полгода минимум [на момент того, как анализ Берто показал положительный результат на наличие запрещённых субстанций] он уехал из зала SNAC в какой-то момент тренироваться к Дену Гуссену, там порвал бицепс. Далее у него была длительная реабилитация после операции, потом он вернулся во Флориду, и вот тогда его тест дал положительный результат. Но к тому моменту я не контактировал с ним уже месяцев шесть, поэтому никак не был причастен с случившемуся. Аналогичная ситуация произошла и с Вилли Монро. Он также не был в зале SNAC на тот момент и единственное, что он мне сказал, что он приобрёл препарат для повышения либидо или что-то вроде того. Но, видите, его даже не наказали отстранением от боёв. Просто запретили выходить на ринг с Чарло и всё. Но скажу точно, что к этому случае я также никакого отношения не имею».

«Я к чему веду — когда кто-то попадается, то у Вас всегда есть своё мнение на это, которое, однако, пытаются игнорировать, говоря, что Вы и сами-то делов натворили. Но при этом, никто из твоих атлетов SNAC ни разу не был замечен в использовании чего-то запрещённого. А хочу я спросить вот что — не считаете ли Вы слишком наивным верить, что происходящее в лагере Канело — это просто неудачное стечение обстоятельств? Я про случаи с кленбутеролом [Альварес] и фентермином [Вальдес]».

«Знаете, наличие фентермина в организме Вальдеса вызывает гораздо больше подозрений, чем ситуация с Канело и кленбутеролом. Потому что было довольно много кейсов, когда спортсмены олимпийского уровня получали оправдательный вердикт после того как в их системе находили кленбутерол. Если у вас есть доказательства, способные установить из какой скотобойни был поставлен продукт в ресторан [существует шанс доказать свою невиновность]… Потому что, наверное, треть мяса, поступающего из мексиканских скотобоен, загрязнено, и приведёт к положительному результату допинг-теста.

Я изменил своё мнение по поводу чистоты Канело, когда он не испугался и согласился на скриннинг элементного состава волос. Потому что это то же самое, если бы проверили его образцы мочи, которые собирали на протяжении длительного периода времени. То есть всего лишь один анализ образца волос даёт такой же результат, как если бы вы собирали мочу на протяжении 3-х месяцев.

Так что поверить ему стало легче, когда пришёл результат анализа волос; установили ресторан и скотобойню, откуда было привезено загрязнённое мясо — вот эти факторы смягчили ситуацию. Поэтому я считаю, что ему не было известно о содержании кленбутерола в организме. Но означает ли это, что теперь я уверен, что он никогда не использовал запрещённые препараты? Нет, я не это пытаюсь донести. Потому что он мог использовать препараты и, которые, если можно так выразиться, не появляются на радаре, наделяют преимуществом в бою и при этом не выявляются в тестах.

Я все пытаюсь и пытаюсь убедить больше людей согласиться на круглогодичное допинг-тестирование, с Маргарет я разговаривал на тему того, чтобы собрать группу из 6-10 бойцов SNAC, которые войдут в программу тестирования 24/7 и 365 дней в году. Это не так дорого и бойцы элитного уровня, зарабатывающие больше миллиона за выступление, могут себе это позволить. Суммы около 20 тысяч долларов хватит для осуществления тестирования на протяжении всего года. Этого примерно хватит в среднем на 8 случайных тестирований за год. Да, не будет такого, что к тебе будут еженедельные или ежемесячные визиты, или как это было недавно перед боем Канело — Плант. Вот их, не соврать бы щас, тестировали практически каждую неделю, близко к этому. А в нашем случае тестировали бы каждый месяц грубо говоря, так что все равно боец бы входил в категорию тех, кого проверяют весь год и приходят тогда, когда ты этого не ждёшь. Вот в таких условиях обойти систему сложно. А сейчас вот какая система: например, выходят на ринг в сентябре, а октябрь ноябрь, декабрь, январь, февраль, март, апрель — 6-7 месяцев окно, где могут использовать препараты, а затем, когда, намечается следующий поединок, то, скажем, в мае, они снова подвергаются проверкам. Но при этом Бог их знает, что они делали со своим телом до мая. И сейчас всё именно так устроено — бойцы не сдают анализы круглый год, поэтому имеют возможность что-то использовать. Подход нужно менять.

Вы упомянули Нонито Донейра, а был ещё один — Эдвин Родригес. Они стали первыми боксёрами в истории, которые согласились на программу VADA, предполагавшей допинг-тестирование 365 дней в году, 24 часа и 7 дней в неделю, и оба являлись моими клиентами на тот момент».

Читать: Флойд Мейвезер провалил допинг-тест в бою с Мэнни Пакьяо?

Источник: fightnews.info

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.